Суббота, 19.08.2017, 10:38
 
    PRO Speleo - The history of mining
   ИСТОРИЯ ГОРНОГО ДЕЛА
  
Главная
 · RSS
Меню сайта
Агитплакат. СССР, 1933г.
 НАШИМИ ГЛАЗАМИ
 УФИМСКИЕ ШТОЛЬНИ

Штольни под г.Уфа 
 
Разработки под городом Уфа активно велись в XIX-XXв. В своей работе по описанию российских каменоломен Ю.Д. Азанчеев  писал: «Довольно значительным пунктом из су-ществующих разработок кам-ня в губернии является гу-бернской город Уфа, где добывается известняк на бут, для мощения улиц, а также и для пережигания на известь. Работы ведутся как самим городским управлением, так я частными лицами на арен-дованных от города участках, частью разносом, частью за-крытым способом. В послед-нем случае, в предупре-ждение нечаянного обвала земли, употребляется дере-вянное крепление. Городские каменоломни действуют под наблюдением особого надзи-рателя и городского техника; в 1890 г., они дали 467 кубических сажен камня...» В ХХв. основные работы были сосредоточены на разработке гипса. Доступные сейчас полости, являются гипсовыми рудниками 30-60-х годов...
 
Карбидная лампа в разрезе
 перевод
 
О ГОРНОМ ДЕЛЕ В СРЕДНЕВЕКОВЬЕ.
ПОДЗЕМНЫЕ ГОРНЫЕ ВЫРАБОТКИ
 
В книге знаменитого средневекового ученого Георгия Агриколы "О горном деле и металлургии" изложены основные принципы и технологии горного дела сформировавшиеся к XVIв. Учитывая что с XVIIв. горное дело в России развивалось преимущественно под влиянием западных традций, учебник Агриколы является уникальным учебником для современных исследователей старинных подземных выработок на территории нашей страны. Пятая книга Агриколы посвящена подземным горным выработкам.
Подземные горные разработки.
Начну с рассмотрения первого предмета, как этого требуют существо дела и порядок изложения. Итак, сначала опишу проходку шахтных стволов, штолен и штреков для разработки рудных жил, а затем назову благоприятные признаки полостей в земных недрах, извлекаемых из них материалов и окружающих пород. Далее я буду говорить, как и с помощью, каких орудий раздробляют жилы и окружающие породы, о разрушении крепких пород огнем, о машинах для извлечения воды из шахтных стволов и подачи воздуха в глубокие шахтные стволы и длинные штольни, так как избыток первой (воды) и недостаток второго (воздуха) препятствуют горным работам. Далее рассмотрю два вида шахтных стволов и крепление их, а также штолен и, наконец, опишу способы разработки пластов, штоков и прожилков.
Открыв рудную жилу, горняк приступает к проходке шахтного ствола, устанавливает ворот и строит над шахтным стволом шатер для того, чтобы люди, работающие у ворота, не страдали от холода и дождя. Под этим шатром они ставят свои тачки, а рудокопы хранят железные орудия и прочее. Рядом с шатром строят здание, в котором живут штейгер и другие работники, а также хранят руду и прочие добытые материалы. Некоторые строят только одно здание (шатер), но так как случается, что дети и другие живые существа падают в шахты, большинство горняков намеренно строят одно здание отдельно от другого или по крайней мере разделяют их стеной.
Ствол проходят .длиной 2, шириной 2/3 сажени и на глубину 13 саженей, но для соединения со штольней, которая проводится заранее, ствол можно пройти на глубину 8, а иногда до 14 саженей или более. Ствол может быть вертикальным или наклонным в зависимости от того, является ли жила, которую исследуют рудокопы, вертикальной или наклонной.
Штольня представляет собой подземную выработку, пройденную в длину, высота которой приблизительно в два раза больше ширины и которая достаточно широка для того, чтобы рудокопы могли по ней проходить и доставлять грузы. Чаще всего высота ее составляет 1/4 сажени, а ширина около 3 3/4 фута. Обычно на проходке штольни заняты двое рабочих: один производит выемку в верхней части, а другой — в нижней, причем первый продвигается вперед, а другой следует за ним. Они сидят при этом на досках, положенных поперек выработки, а если жила мягкая — на столбике, верхний конец которого широкий, а нижний острый и забивается в руду. Одновременно проходят несколько стволов, как вертикальных, так и наклонных, и некоторые из них еше не достигают штольни, в то время как другие уже соединены с нею, а иные уже доведены до глубины, на которой они должны соединиться со штольней, но последняя не пройдена на расстояние, необходимое для соединения.
Хорошо, если ствол достигает штольни, потому что это облегчает труд рудокопов и других рабочих, но если он еще не настолько глубок, принято проводить горизонтальные выработки по обеим сторонам его. В этих выработках владелец копи или штейгер исследует жилы и прожилки, которые соединяются с главной жилой, пересекают ее под прямым углом или разделяют ее в косом направлении. Эти боковые выработки позволяют также судить об особенностях главной жилы и содержащейся в ней металлической руды. Возникающие таким образом полевые или разведочные штреки (или квершлаги) назывались у римлян скрытыми выработками, а у греков — криптами, так как они проводятся наподобие штолен в длину и остаются скрытыми в недрах. От штолен эти выработки отличаются тем, что на всем своем протяжении они остаются темными, тогда как штольня имеет отверстие, через которое проникает дневной свет.
 
 
Три отвесных вертикальных шахтных ствола из коих:
первый(А) еще не достиг штольни; второй(В) достиг штольни,
к третьему (С) штольня еще не доведена. Штольня D.
 

Сказав о стволах, штольнях и штреках, перехожу к указаниям о полостях, вмещающих месторождения, о содержании последних и окружающих породах. Эти указания, как и многое другое, что будет мною изложено, по большей части одинаковы для жил, штреков и пластов. Когда прожилок соединяется с главной жилой, вызывая этим ее расширение, ствол нужно провести до места соединения. Если обнаруживается прожилок, пересекающий жилу под прямым углом или в косом направлении, следует провести второй ствол, причем в первом случае ствол проводится к месту пересечения, а во втором он должен отстоять на 2—3 сажени от места пересечения для того, чтобы последнее можно было разработать на большом расстоянии. В таких соединениях больше всего надежды найти руду, ради которой мы исследуем недра, и если руда уже обнаружена, обычно в подобных местах ее находят в изобилии. Если в глубину уходят несколько прожилков, ствол проводят посередине между ними с тем, чтобы достигнуть места их пересечения, или же обращают внимание только на наиболее богатый прожилок.
Так как наклонная жила часто пролегает поблизости от вертикальной, полезно провести шахтный ствол в том месте, где обе эти жилы пересечены прожилком, поперечной жилой или пластом, потому что именно здесь обычно обнаруживается руда. Также есть надежда найти руду в месте, где наклонная жила соединяется с вертикальной, поэтому рудокопы проводят выработки через висячий или лежачий бок главной жилы и ищут в этих выработках жилу, которая могла бы соединиться с главной несколькими саженями ниже. Даже если главная жила не пересекается прожилком или поперечной жилой, рудокопы все же проходят выработки, прорезая ими поперек породы висячего и лежачего боков. Эти выработки также называются криптами или скрытыми выработками независимо от того, берут ли они начало в штольне или в полевом штреке. Рудокопы сохраняют надежду и в том случае, когда только одна поперечная жила пересекает главную жилу. Если жила, пересекающая главную жилу в косом направлении, не обнаруживается где-либо по другую сторону от главной жилы, полезно вести выработку с той стороны главной жилы, к которой примыкает боковая жила, безразлично, будет ли это левая или правая сторона, для того чтобы убедиться, не поглощена ли боковая жила главной. Если боковая жила не обнаруживается на расстоянии 6 саженей, полезно вести разработку по другой стороне от главной жилы, чтобы увериться в том, поглощена боковая жила или нет.
Владельцы главной жилы могут с не меньшей выгодой вести очистную разработку по той стороне, где вновь появляется жила, пересекающая главную жилу, как и по той стороне, где боковая жила впервые обнаруживается. Владельцы боковой жилы при возобновлении ее восстанавливают свои права, которые до некоторой степени были ими утрачены. Обыкновенные рудокопы считают хорошими прожилки, идущие к главной жиле с севера, и, наоборот, отвергают прожилки, идущие с юга, говоря, что последние вредят, а первые оказывают пользу главной жиле. Я полагаю, что рудокопы не должны пренебрегать ни теми, ни другими. Как показано в книге третьей, опыт не подтверждает этих мнений о жилах. И здесь я мог бы привести примеры каждого рода прожилков, которыми пренебрегали обыкновенные рудокопы и которые оказались хорошего качества, если бы я не был убежден, что для потомков это будет мало полезно или вовсе бесполезно.
Если рудокопы не обнаруживают жил или прожилков в висячем или лежачем боке главной жилы и если они не находят много руды, нет смысла затрачивать труд на проведение второго шахтного ствола. Не следует также проводить ствол в месте, где жила разделяется на две или три узкие жилы, если отсутствуют признаки того, что последние поблизости снова соединяются.
Плохой признак, если жила, богатая минералом, изгибается и поворачивает в разных направлениях, так как если она опять не примет вертикального или наклонного направления в глубину, она больше не даст минерала, и даже в том случае, если жила опять примет прежнее направление, она часто оказывается пустой. Прожилки, выходы которых содержат металл, часто разочаровывают рудокопов, так как в глубине металла не оказывается. К дурным признакам относятся также и опрокинутые слои окружающих пород.
Рудокопы полностью отбивают сплошные жилы, если их хорошее качество очевидно. Так же поступают с друзовидными жилами, особенно если видно, что полости ранее содержали металл или количество полостей невелико, а сами они малы. Не подлежат выемке пустые (не содержащие руды) водоносные жилы, кроме тех случаев, когда металлические частицы уносятся водой и осаждаются из нее. Иногда производят выемку свободных от воды пустых жил ради содержащихся в них малоценных пиритов или тонкого черного мягкого вещества, похожего на шерсть. Прожилки разрабатывают, если они богаты металлом, а иногда ради поисков жилы разрабатывают прожилки, лишенные руды, если они лежат вблизи лежачего или висячего бока главной жилы. Так поступают в отношении жил и прожилков.
 
Три наклонных вертикальных шахтных ствола из коих:
первый(А) еще не достиг штольни; второй(В) достиг штольни,
к третьему (С) штольня еще не доведена. Штольня D.
 

Обратимся теперь к металлическим веществам, которые обнаруживаются в жилах, пластах и штоках в связанном и непрерывном, либо в раздробленном и рассеянном виде, либо в отдельных скоплениях или же в жилах и прожилках, отходящих от главной жилы и разветвляющихся. Эти жилы и прожилки  очень коротки и, простираясь на небольшие расстояния, вновь не появляются. Если встречается небольшое количество металлического вещества, это считается признаком, большое же количество его является уже той целью, ради которой исследуют земные недра. Как только горняк в поисках жилы наталкивается на самородный металл или минералы, или на руду с высоким содержанием металла, или же на обилие бедной руды, он должен как можно скорее провести в этом месте шахтный ствол. Очистную выемку следует вести в том направлении, где материал кажется более обильным или лучшего качества. Золото, серебро, медь и ртуть в самородном виде обнаруживаются часто, железо и висмут — реже, а олово и свинец почти никогда. Тем не менее оловянный камень недалек от чистого белого олова, которое из него выплавляется, а свинцовый блеск, из которого получают свинец, мало отличается от самого металла.
Рассматривая золотые руды, вслед за самородным золотом мы должны назвать сырое золото, которое встречается зеленовато-желтого, золотисто-желтого, красного, черного цвета или бывает красное снаружи и золотого цвета внутри. Эти руды считаются наиболее богатыми потому, что золото в них по массе превосходит любой камень или землю. Далее следуют золотые руды, каждые 100 фунтов которых содержат более 3 унций золота, так как если такое содержание золота и незначительно, по ценности оно равняется другим металлам большей массы. Все другие золотые руды считаются богатыми, так как земля или камень слишком перевешивают золото. Жила, содержащая больше серебра, чем золота, редко бывает богатой. Земля как сухая, так и влажная нередко изобилует золотом, но в сухой земле чаще обнаруживается сравнительно большее количество золота, в особенности если она имеет вид как бы сплавленной в печи или если она содержит чешуйки, похожие на слюду. Обычно золото содержится также в следующих минералах, застывших из растворов: лазурите, малахите, аурипигменте и реальгаре. Самородное золото и золотая руда встречаются в большем или меньшем количестве в кварце, сланце, известняке, в горных породах (камнях), легко расплавляющихся в пламени второй степени и иногда настолько пористых, что они кажутся совершенно разрушенными. Наконец, золото обнаруживается в пиритах, хотя редко в большом количестве.
 
 
Шахтный ствол А. Продольная выработка ВС.
Слепой ствол(незенк)D. штольня Е. Устье штольни F.
 

Из серебряных руд к богатым относятся, кроме самородного серебра, такие руды, каждые 100 фунтов которых содержат более 3 фунтов серебра. К их числу относятся сырое серебро, серебряный блеск (аргентит), темная и светлая красная серебряная руда, а также белые, черные, серые, багряные, желтые и печеночного цвета руды.
Сюда же относятся кварц, сланец, известковый шпат (кальцит), если они содержат много самородного серебра или серебряной руды.
Бедной считают руду, содержащую на 100 фунтов не более 3 фунтов серебра. Содержание серебра в серебряных рудах обычно выше, так как природа заменяет качество количеством. Водные руды состоят из смеси всевозможных земель и горных пород (камней), кроме названных серебряных руд, а в особенности из пиритов, галмея (цинковый шпат), свинцового блеска, сурьмы и прочего.
Что касается других металлов, то хотя и случается обнаружить их богатые руды, однако добыча редко бывает выгодной, если только жилы не являются мощными. Индейцы и некоторые другие народы ищут в глубоких подземных жилах драгоценные камни, но последние чаще находят по цвету и особенно по блеску при добыче руд.
Мраморные жилы, а также строительные камни разрабатываются, если обнаружены их выходы, хотя некоторые ценные камни встречаются в виде особых месторождений. Как правило, их добывают в рудниках и каменоломнях как, например, магнит (магнитный железняк) в железных рудниках, наждак (корунд) в серебряных рудниках, еврейский камень, колесный камень и другие в каменоломнях, где рудокопы обычно отбирают их из породы по приказанию владельцев. Рудокопы не пренебрегают добычей некоторых земель, обнаруживаемых в золотых, серебряных, медных и других рудниках, а также и в том случае, если их находят в каменоломнях или в виде особых жил. Признаком доброты (качества) таких земель служит их вид. Наконец, рудокоп обращает внимание и на застывшие соки (растворы), обнаруживаемые в металлических жилах, откуда он извлекает и собирает их.
Возвращаюсь к признакам. Если встретится глинистая земля (наподобие замазки) с частицами самородного металла или руды, это служит для рудокопов наилучшим признаком жилы, так как металлическое вещество, от которого отделились частицы, находится близко. Даже если в земле такого рода совершенно отсутствуют частицы руды, но сама земля жирная, белого, зеленого, голубого или близкого к этим цвета, не следует прекращать начатую работу. Рудокопы знают в жилах и прожилках другие признаки, о которых я уже говорил, а также признаки в окружающих породах, о которых скажу ниже.
Если при копании встречаются сухие земли, содержащие металл или руду, это служит хорошим признаком. Если встречаются желтые, красные, черные или некоторые другие особенные земли, хотя бы и лишенные минералов, это не считается дурным признаком.
К хорошим признакам относятся находки малахита, лазурита, хризоколлы, аурипигмента или реальгара. Если подземные источники выбрасывают частицы металла, следует продолжать начатую работу, так как это свидетельствует о том, что частицы отделены от массива, как часть от целого тела. Равным образом тонкие листочки (блестки) металла в породе считаются благоприятным указанием. Если жилы, состоящие частью из кварца, частью из глинистых и сухих земель, уходят вместе со своими прожилками в глубину недр, есть надежда обнаружить руду. Если в дальнейшем прожилки исчезают или обнаруживается лишь незначительное количество металлического вещества (руды), работу все же не следует прекращать вплоть до полного исчезновения этих признаков. Кварц темный или черный, цвета рога или печени обычно служит хорошим признаком; белый кварц иногда может быть благоприятным признаком, а иногда вообще не имеет значения. Известковый шпат, обнаруженный в жиле и исчезающий несколько глубже, не является благоприятным указанием, так как он принадлежит не самой жиле, а какому-либо из прожилков.
Легкоплавкие и в особенности прозрачные камни относятся к признакам среднего значения. При иных хороших признаках наличие их благоприятно, а если другие признаки отсутствуют, наличие этих камней не дает благоприятных указаний. Таким же образом надо рассуждать о драгоценных камнях.
Жилы, содержащие в висячем и лежачем боках кварц или известковый шпат (мрамор), а посередине глинистые земли, подают некоторую надежду; это же относится к жилам, в висячем и лежачем боках которых находятся земли, окрашенные железной ржавчиной, а посередине жирные и вязкие земли. Подают надежду и жилы, имеющие в висячем и лежачем боках землю, носящую название «солдатской земли», а посередине черную или как бы горелую землю. Особенным признаком золота служит аурипигмент, серебра — висмут и сурьма, меди — малахит и медный, железный, цинковый купорос и т. д., олова — большие черные камни, из которых получают олово и вещество, похожее на свинцовый глет, признаком железа служит ржавчина, золота и меди совместно — малахит и лазурит, серебра и свинца — свинцовый блеск. Хотя рудокопы справедливо называют висмут «серебряной шляпой» и медный пирит является «родителем» как медного, так и железного купороса, все же перечисленные минералы имеют иногда и самостоятельные месторождения, так же как аурипигмент и сурьма. Для рудокопов благоприятным указанием может служить как содержимое жил, так и окружающие породы, в которых пролегают полости, заполненные жилами. Например, обнаружение в руднике песка считается хорошим признаком, в особенности если песок очень тонкозернистый. Синеватый или черноватый свинец, а также известняк любого цвета являются благоприятным признаком серебряной жилы, так же как и иная порода, усеянная мельчайшими черными камнями, из которых получают олово, в особенности если все пространство между жилами заполнено этой породой! Часто эта превосходная порода включает вместе с богатыми прожилками рудоносную жилу. Если жила уходит в глубину в вертикальном направлении, доход принадлежит руднику, в котором она впервые была обнаружена; если жила наклонная, она принадлежит и соседним рудникам. Горняк, знакомый с геометрией, может определить глубину, на которой рудоносная жила пересекает в описанной породе принадлежащий ему рудник.
Перехожу к способам работы, которые многочисленны и разнообразны, так как в одних местах разрабатывают мягкую (трещиноватую) жилу, в других — крепкую и более крепкую, а в иных — крепчайшую.
Также и породы висячего бока: в одном случае мягкие и ломкие, в другом — незначительной крепости, а в третьем и четвертом — средней крепости или весьма крепкие.
Висячий и лежачий бока жилы крепки, если они состоят из пород, содержащих немного прожилков и слоев; более крепки, если последних меньше; и весьма крепки, если прожилков и слоев совсем мало или вовсе нет. Там, где они отсутствуют, породы почти совершенно лишены смягчающей их воды. Однако же наиболее крепкие породы висячего и лежачего боков редко бывают настолько тверды, как сравнительно крепкая руда. Мягкую руду рудокопы добывают одной кайлой. Пока металл (руда) еще не показался, они не делают различия между содержимым жилы и породами висячего бока. После того как металл (руда) обнаружен, работают с величайшей осторожностью. Сначала извлекают породу висячего бока отдельно от руды, затем кайлой отбивают мягкую руду от лежачего бока, ссыпая ее в подставленные лотки для того, чтобы предупредить падение металла (руды) на почву. Крепкую руду отбивают от лежачего бока ударами молотка по железному орудию первого рода (такие орудия имеют особые названия). Этими же орудиями отбивают крепкие породы висячего бока. Часто сначала отбивают породу висячего, а не лежачего бока, так как если порода лежачего бока сопротивляется железным орудиям, то породу висячего бока в этом случае удается разрушить только с применением огня. Что касается более крепких руд, поддающихся железным орудиям, а также более крепких и крепчайших пород висячего бока, то их обычно отбивают более сильными железными орудиями, принадлежащими к четвертому роду и носящими соответствующие названия. Если же таковых орудий нет под рукой, употребляют вместе два или три орудия первого рода. Наиболее твердые металлические руды, не поддающиеся железным орудиям, отбивают с помощью огня, если владельцы соседних рудников разрешают это. Если они отказывают в разрешении, сначала отбивают породу висячего или породу лежачего бока, если последняя менее крепка, устанавливают крепь в лунках, сделанных в висячем или лежачем боке несколько выше рудной жилы. Затем в верхней передней части, где видны мелкие трещины в жиле, забивают в них упомянутые мною железные орудия, делая прорезы. В каждый прорез вставляют четыре тонких железных клина. Для закрепления клиньев между ними закладывают несколько тонких железных пластин. Затем вставляют между каждыми двумя клиньями другие клинья и ударяют по ним поочередно молотком, причем руда издает звонкий звук, когда же она начинает отделяться от пород висячего или лежачего бока, слышен треск. В этом случае рудокопы поспешно удаляются, а затем слышен сильный треск и гул, с которыми падает отделившаяся и разбитая руда. Таким способом отбивают глыбы руды массой в 100фунтов и более. Если рудокопы отбивают другим способом весьма крепкую руду, богатую металлом, остаются конические выступы, которые можно снять лишь с большим трудом. Весьма крепкие узлы (части жилы), не содержащие металла, рудокопы, если не разрешено применять огонь, обходят, продолжая разработку с правой или левой стороны, так как пробить их железными клиньями стоило бы слишком дорого. В то время, когда рудокопы исполняют порученное им дело, в недрах земли раздается нежное пение, которым они облегчают свою тяжелую и весьма опасную работу.
Как я уже сказал, огонь разбивает самые крепкие породы, но применение его — дело не простое. Так, если жилу, заключенную в окружающих породах, нельзя отбить по причине ее крепости или малой мощности, то зажигают костры, сложенные из сухого дерева: в низком штреке или штольне один, в высоком — два костра, наложенных один на другой. Костры горят до тех пор, пока огонь полностью их не поглотит. Обычно огню не удается размягчить значительную часть жилы, а только ее верхнюю корку (поверхность). Если породу висячего или лежачего бока можно разработать с помощью железных орудий, а жила настолько крепка, что не поддается этим орудиям, то делают полости в окружающих породах (проводят огневые штреки). Если это имеет место в конце штрека или штольни, или выше, или ниже, руду разбивают огнем, но не одинаковым способом. Если выемка (огневой штрек) широкая, в нее закладывают или могут заложить много дров, если узкая — мало. В первом случае огонь большой силы лучше отделяет руду от пород лежачего, а иногда висячего бока, во втором случае меньший огонь отделяет меньше руды от окружающих пород, так как он закрыт глыбами породы, окружающими дрова в узкой выемке. Если выемка низкая, в нее закладывают одну поленницу дров (костер), если высокая — две, одну на другую, так что нижняя, горя, зажигает верхнюю. Огонь, понуждаемый тягой воздуха, как бы входит в жилу и отделяет руду от окружающих пород, причем даже самые крепкие породы часто настолько размягчаются, что легко отбиваются. Таким  же образом карфагенский полководец Ганнибал, следуя примеру испанских горняков, преодолел твердость Альп, применяя уксус и огонь.
Если жила весьма мощная (обычно такими бывают оловянные жилы), рудокопы делают небольшие выемки, закладывают в них сухие дрова, помещая между ними через небольшие промежутки поленья, покрытые в виде опахала неотделенными стружками и предназначенные для того, чтобы передавать пламя связкам дров.
Пока нагретые жилы и окружающие породы испускают ядовитые испарения, а из шахтных стволов и штолен идет дым, рудокопы и другие работники не спускаются в рудник, чтобы яд не повредил их здоровью и даже не умертвил их, о чем скажу подробнее, когда буду говорить о болезнях горняков. Чтобы воспрепятствовать удушению рабочих, бергмейстер никому не разрешает разбивать с помощью огня жилы и окружающие породы в таких шахтных стволах и штольнях, откуда ядовитые испарения и дым могут проникнуть по жилам и прожилкам в соседние рудники, в которых нет крепких жил или пород. Части жилы и куски породы, отделенные огнем в верхней части выработки, рудокопы сбивают шестами; если же они сохраняют еще некоторую крепость, тогда вводят в трещины железные ломы и отбивают их. Куски руды и породы на стенках выработки отбивают молотами. Все отбитое падает вниз, а то, что остается, отбивается железными орудиями (кайлами, кирками). Породу и землю и отдельно металл и руду грузят в бадьи и доставляют на поверхность или же в ближайшую штольню. Если шахтный ствол неглубокий, бадьи поднимают машиной, приводимой в движение людьми, а из глубокого ствола — машиной с конным приводом.
Часто препятствием для горных работ является обилие воды или застойный воздух. Для горняков это составляет предмет заботы не в меньшей степени, чем сами горные работы, или, по крайней мере, так должно быть. Воду, поступающую из жил и прожилков, а особенно из старых выработок, пропускают в шахтные стволы и штольни. Воздух неподвижен в шахтном стволе, если глубокий ствол одиночный и не соединяется со штольней или (посредством какой-либо выработки) с другим стволом, а в штольне, когда она пройдена на большое расстояние, но ствол еще недостаточно углублен для пересечения с нею.
В обоих случаях движение воздуха невозможно и поэтому он становится тяжелым, чадным и пахнет гнилью как в погребе, оставшемся закрытым в течение нескольких лет. Рудокопы не могут подолгу работать в таких условиях, даже если рудник богат золотом и серебром, а если и выдерживают, то не могут свободно дышать и страдают головной болью. Тяготы усугубляются, если в таких выработках занято много людей и употребляется большое количество рудничных ламп, которые дают при этом тусклый свет. Испарения ламп и людей еще более ухудшают воздух.
Воды, скопляющиеся в умеренном количестве, выкачивают из шахтных стволов с помощью разного рода машин, приводимых в движение людьми. Если воды собираются в шахтном стволе в столь большом количестве, что препятствуют горным работам, проходят второй шахтный ствол на расстоянии нескольких саженей от первого. В одном стволе беспрепятственно продолжаются работы, в то время как в другом стволе, более глубоком, собираются воды. С помощью обычных или приводимых в движение лошадьми машин воды поднимаются в водоотливную канавку ближайшей штольни или устья ствола, откуда вытекают на поверхность. Если в глубоком стволе какого-либо рудника собираются воды со всех соседних рудников, т. е. не только с одной жилы, пересекаемой данным стволом, но и из других жил, следует устроить для сбора вод большой водосборник, из которого вода поднимается по трубам или в кожаных ведрах, о которых я подробнее скажу в следующей книге. Вода, протекающая в штольню из жил, прожилков и окружающих пород, отводится по водоотливным канавкам.
В глубокие стволы и длинные штольни воздух подается мощными воздуходувными машинами, как я объясняю в следующей книге, в которой будет идти речь также и об этих машинах. Наружный воздух сам втекает в полости в земных недрах и, если может пройти их насквозь, снова выходит наружу. Это происходит различным образом. Так, весной и летом воздух втекает в шахтные стволы, устья которых расположены более высоко, проходит по штольням и штрекам и выходит наружу через стволы, устья которых расположены ниже. В то же время года воздух стремится в штольни, расположенные на более высоком уровне, и, встретив на своем пути шахтный ствол, поворачивает в расположенную ниже штольню и через нее выходит наружу. Наоборот, осенью и зимой воздух поступает в расположенную ниже штольню или ствол и выходит из выработок, расположенных на более высоком уровне. Это изменение направления воздушных потоков в странах умеренного климата происходит в начале весны и в конце осени, а в холодных странах в конце весны и в начале осени. В каждое из этих времен года, прежде чем воздушный поток примет определенное направление, он испытывает обычно в течение 14 дней частые колебания, устремляясь то в более высоко расположенные стволы и штольни, то в более низкие. Однако довольно об этом; перейдем к другим предметам.

 
Горящие дрова А. Поленья(В) с надрезанными стружками. Штольня С. 

Есть два рода шахтных стволов. Стволов одного рода, глубина которых была уже указана, обычно насчитывается несколько в одном руднике, особенно если месторождение вскрыто штольней и богато рудой. После того, как штольня соединится с первым стволом, проводят два новых ствола. Если приток воды мешает проходке, иногда проводят три ствола так, чтобы один из них мог служить водосборником, а начатая работа по проходке могла бы продолжаться в остальных двух стволах. Так же поступают при проходке второй и третьей штолен и даже четвертой, если таково количество штолен, проводимых в горе. Шахтные стволы второго рода очень глубоки, достигая глубины 60, 80 или 100 саженей. Такие стволы опускаются вертикально в глубину недр, и через них с помощью каната поднимают из рудника отбитую породу и металлоносные руды; горняки называют их вертикальными стволами. Над этими, шахтными стволами устанавливают машины для водоотлива.
На поверхности земли устанавливают машины, приводимые в движение лошадьми, а в штольнях — приводимые в движение водой. Такие стволы проводят в тех случаях, когда жила богата металлом.

 

КАРТИНКА ДНЯ

Спелеологическая конференция в Татарстане

 новости
  В РОССИИ ОТКРЫТ ПЕРВЫЙ  МУЗЕЙ-ШАХТА (КЕМЕРОВО)
 
 Идея организовать постоянно действующую экспозицию в кемеровском музее, вполне логична. Именно там сосредо-точена вся история Кемеров-ского рудника, которому в сентябре исполняется 100 лет.
...В полумраке натыкаемся на засыпанный вход в одну из горных выработок. Экскур-совод, предвосхищая наше удивление, говорит: "Тут ра-ботать нельзя, концентрация метана слишком высока, поэтому добыча угля прек-ращена. Этим мы наглядно показываем опасность шах-терского труда".
Из ламповой, где хранятся керосиновые лампы, метал-лические термосы и обору-дование для замера кон-центрации метана, попадаем в бытовку. Здесь встречаем первый манекен-шахтер, ко-торый переодевается в рабочую одежду. Характер-но, что все используемые экспонаты в музее - подлин-ные. Их собирали в шах-терских семьях. Особая гор-дость - фибровые каски. Сей-час таких не делают, а когда-то они пользовались особой популярностью.
В другой выработке два шахтера орудуют киркой. А третий, которого в те времена называли "саночник", полз-ком, на коленях, тащит из узкой выработки тележку с углем.
Позже на кемеровских шахтах вместо саночников появились лошади и коногоны, которые поднимали уголек на повер-хность. Последнюю лошадь из кемеровской шахты "Се-верная" вывели не так уж давно, в 1972 году.
Сегодня в состав заповедни-ка "Красная горка" входит не только музей-шахта, но и музей под открытым небом Горелая гора, которую в царское время открыл Михай-ло Волков с рудорями из Алтая. А также - пешеходный маршрут к монументу шахтер-ской памяти.
 РГ N4458 от 5 сентября 2007 г. 

проекты

 PRO Speleo - cайт о спелеологии

Татарская комплексная спелестологическая экспедиция - 2007